Суббота, 21.07.2018
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [146]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Мои статьи

В желтых профсоюзах сидят господа

В "желтых" профкомах сидят господа

Во всех странах профсоюзы создаются для защиты интересов наемного работника от произвола нанимателя. У нас же профсоюзы исполняют роль придатка администрации и если кого-нибудь защищают, то только администрацию от работников предприятия. Ходить далеко не буду, а приведу конкретные факты. На РУП "Минский Тракторный завод" я работаю менее полугода. В октябре 2003 года, после увольнения по сокращению штатов, вынужден был наняться транспортировщиком в цех малых серий. При приеме на работу инспектор по кадрам Светлана Леонидовна Гецман протянула заявление об удержании профсоюзных взносов. Разумеется, что никакого отказа от подписи этой бумажки не могло быть и речи: меня бы просто не приняли на работу. По опыту работы на старом месте я уже имел понятие, что такое "профсоюзы" на крупных заводах. Они просто придаток администрации, членство в них носит формальный характер и сводиться к уплате профвзносов.

Лидеры, а точнее председатели цеховых комитетов, — это мастеровой состав, редко я сталкивался, чтобы лидером цехкома был рабочий. Оно и понятно: мастера легко купить- ведь он подчиняется начальнику цеха как работник завода. Ему в отличие от пролетария, есть что терять. В цехе малых серий председателем цехкома является начальник смены Н. Леонов. Это довольно грамотный человек— безграмотного ведь не поставишь руководить производством, тем более что в его непосредственном подчинении находятся мастера участков и транспортировщики. В отсутствии начальника цеха и его заместителей функции начальника цеха исполняет начальник смены. Так как он был моим непосредственным начальником, то мне приходилось часто контактировать с ним. Я интересовался профсоюзной жизнью на заводе, ведь до прихода на МТЗ я был членом цехового комитета крупного завода, профоргом участка. Николай Леонов всячески мне доказывал, что только профсоюз способен защитить рабочего от произвола администрации. Я же гнул свою линию, убеждая профлидера, что против начальника цеха и администрации он никогда не пойдет. С начальником цеха Геннадием Александровичем Самовичем у меня сложились прекрасные отношения. Это добродушный человек— когда мне понадобилось 3 дня для прохождения медкомиссии , он без всяких заявлений дал мне их.

Я проработал в службе ПДБ пару месяцев и вынужден был уйти в другой цех. Причиной перевода была низкая заработная плата, а профессия транспортировщика (грузчика) меня тяготила. Когда за первый месяц мне выплатили мизерную зарплату, я смолчал. Я ведь плохо знал объём своей работы, мне постоянно приходилось спрашивать, что мне надлежит делать. Во второй месяц меня снова "обули" с зарплатой, и тут меня прорвало. Стало понятно, что надо срочно менять работу: физически я не мог прожить на выплаченные копейки. Говорю "копейки", хотя в Республике Беларусь давно нет в помине копеек, но это слово прижилось со времен Советского Союза.

Нашел новую работу, благо , рабочих специальностей за 22 года трудового стажа сумел приобрести несколько. Обратился 11 февраля 2004 г. к председателю цехкомаЦМС Леонову с просьбой разоб­раться, почему мне мало заплатили. Ру­гаться не хотелось: мы ведь все люди, дол­жны мирным путем достигать консенсуса. Ответ был кратким: зарплату выплатили правильно, ты плохой работник. Видя, что без скандала не обойтись, я, работая уже в другом цехе, подал заявление в комис­сию по трудовым спорам цехамалых се­рий. Леонов принять заявление отказал­ся, тогда я потребовал, чтобы он на заяв­лении сделал отметку о причине отказа. Дело едва не переросло в драку. Куда мне было драться против сильного, натрени­рованного противника, да еще начальни­ка смены? Я просто выругался и обратил­ся с заявлением в КТО завода, но и там его не принялаТ. В. Пашмурова, а посове­товала обратиться в заводской отдел тру­да и зарплаты для рассмотрения моей жалобы. Необходимо отдать должное ра­ботнице ОТиЗа завода (фамилию свою она просила не называть, дабы для нее не наступили тяжелые последствия), да, и честно сказать фамилии ее я не помню. Эта работница разобралась с моим заявлением. В поданном заявлении мне при­шлось испра­вить слова «В комиссию по трудовым спо­рам» на «в ОТиЗ». Мне выплатили не то 20, не то 27 тысяч рублей, точно я не по­мню, да и что такое лишние 7 тысяч, когда жить мне надо было до получ­ки целый ме­сяц. Разумеет­ся, я подал 2 марта заявле­ние в КТС заво­да с просьбой разрешить тру­довой спор.

Мое заявление пролежало 20 дней у зам­председателя профкома завода, хотя по ст. 237 ч. 6 Трудового кодекса Республики Беларусь оно подлежало рассмотрению вдесятидневный срок. Потом Пашмуро­ва мне объяснила, что я обязан был лич­но передать заявление, ибо принятие та­ких заявлений возложено на нее. Здесь позвольте, несогласиться с госпожой Пашмуровой, если бы я подал исковое заяв­ление не в тот суд, его бы просто пере­слали в надлежащий суд, а меня письмен­но уведомили бы об этом. 22 марта я заб­рал это заявление в профкоме завода и передал лично госпоже Пашмуровой. 2 ап­реля по моему заявлению не было при­нято решения, а ведь истекло 10 дней, предписанных Трудовым кодексом. Те­перь ответ был другим: «Раз в цехе ма­лых серий есть комиссия по трудовым спо­рам, то пускай она и рассматривает ваше заявление. Генеральный директор запре­тил нам принимать заявления по трудо­вым спорам от работников цехов, в кото­рых созданы комиссии по трудовым спо­рам. Мы обязали Леоновапринять ваше заявление и в трехдневный срок рассмот­реть его». В заявлении в КТС РУП «Мин­ский тракторный завод» четко указана причина, по которой оно направлено в заводскую, а не цеховую. 2 апреля 2004 г. я подал заявление в КТС ЦМС. По требованию Леонова, а это требует трудовое законодательство, я зарегистрировал его у С.Л. Гецман, ибо она уполномочена принимать заявления в КТС. На просьбу председателя цехкома Н. Леонова зарегистрировать мое заявление, Гецман заявила: «А что он от нас еще хочет, этот Семенов?». Так вот, господам Гецман, Леонову и прочим профсоюзным функционерам, я отвечаю: «Я хочу, чтобы профсоюз защищал интересы трудовогочеловека, а не был кормушкой для разного рода профмам и профпап, которые жируют на профсоюзных деньгах, ездят за эти деньги по санаториям и плюют на рабочегочеловека!». Разумеется, подав заявление в КТС ЦМС, я подал и исковое заявление в суд Партизанского района города Минска.

Так будет ли «желтый» профсо­юз защищать права трудящегося че­ловека? Ответ может быть только один: мы, работники завода, нужны профсоюзным функционерам, чтобы они могли получить тепленькие местечки - быть при­датком администрации, ну и конечно, черпать из бездонной профсоюзной кассы наши с вами кровно заработанныеденьги. Они не прочь разглагольствовать о необходимости профсоюзов - защитников интересов трудящихся. Пора бы уже рабочему человеку осознать, что никто за нас, самих рабочих, наших проблем решать не будет. А тот, кому мы поручим их решение, будет их решать не в нашу пользу. Нужен действительно профсоюз, защищающий интересынаемного работ­ника, а не нанимателя. Начальник цеха или смены, являющийся членом профсо­юза, может себя защитить от рабочего без всякого профсоюза. Лидер профсоюза должен быть порядочным человеком, спо­собным постоять за рабочего, избравше­го его председателем профкома.

 

Сергей СЕМЕНОВ
газета "Рабочая солидарность" № 15 (296) 12-18 апреля 2004 г.

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: semyonov (05.05.2017)
Просмотров: 33 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz